10 декабря петербургские СМИ распространили информацию о побеге 44-летнего Шавката Султанова, содержавшегося до этого в колонии-поселении №8 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Осуждённый сбежал из Калининского районного суда, после вынесения судьёй решения о замене ему режима содержания на более строгий.

Издание «Фонтанка» выдало новость под огроменным заголовком: «Осужденный за кражи иностранец не хотел в другую колонию и предпочёл судьбу беглеца. Улепетывал от Калининского районного суда». Не будем докапываться до слова «улепётывал», которое вполне можно назвать непечатным, а попытаемся разобраться в том, что же случилось, и почему журналисты написали столько бреда об этом происшествии.

Спойлер: Шавкат Султанов уже задержан (в минувший четверг), дал показания и ожидает нового суда. За побег ему могут добавить четыре года – сидеть гражданину Узбекистана оставалось гораздо меньше.

Шавкат Султанов проходит через проходную Калининского суда в сопровождении сотрудника колонии-поселения №8 – через несколько минут он совершит побег

Именно материал «Фонтанки» с теми или иными подробностями (взятыми, очевидно, прямо с потолка) перепечатали остальные СМИ, поэтому мы будем пока фокусироваться на исходном тексте:

На видеозаписи с проходной здания суда видно, как Султанов проходит через турникеты как обычный посетитель, без наручников, с папкой в руках, сопровождаемый единственным сотрудником, представителем службы охраны из колонии. 

Как следует из этой же статьи, Султанов содержался в колонии-поселении. В подсудности Калининского районного суда такое учреждение одно – ФКУ КП-8 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, находящееся на территории «Старых Крестов» – бывшего СИЗО-1.

Что не так с побегом Шавката Султанова из КП-8

В колониях-поселениях содержатся лица, совершившие преступления по неосторожности или небольшой тяжести. Давайте для начала заглянем в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (он регулирует условия и режимы содержания осуждённых), и посмотрим, что такое колония-поселение. Статья 128 УИК РФ так и называется – «Колонии-поселения», но следующая выдержка из ст. 129, посвящённой условиям отбывания наказаний в КП:

В колониях поселениях осуждённые к лишению свободы содержатся без охраны, но под надзором администрации колонии-поселения; в часы от подъема до отбоя пользуются правом свободного передвижения в пределах колонии-поселения; с разрешения администрации колонии-поселения могут передвигаться без надзора вне колонии-поселения, но в пределах муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением; могут носить гражданскую одежду; могут иметь при себе деньги и ценные вещи; пользуются деньгами без ограничения; получают посылки, передачи и бандероли; могут иметь свидания без ограничения их количества.

ст.129 УИК РФ

Калининский суд находится в том же муниципальном образовании, что и КП-8 – МО «Калининский». Другими словами, теоретически, Шавкат Султанов мог бы отправиться в суд и вообще без сопровождения. Ни в какой автозак его не грузили, никаких наручников и не должно было быть – по УПК, осуждённые, отбывающие наказания в колониях-поселениях, транспортируются без наручников. Свою полную некомпетентность показывают и журналисты «Фонтанки», и её читатели. Беглец и должен был проходить через КПП «как обычный посетитель, без наручников». Это прямое требование исполнительного законодательства.

Читаем дальше:

Охранники не довезли до колонии осуждённого за кражи Шавката Султанова днём 9 декабря. Он сбежал сразу после заседания, на котором его решили отправить в учреждение с более строгими порядками. 

Давайте посмотрим, что может нам сказать сайт Калининского районного суда Санкт-Петербурга – вот официальные данные о рассмотрении вопроса перевода Султанова в колонию общего режима

Что такое перережим

Замену вида исправительного учреждения осуждённые называют странным словом «перережим». Давайте, для начала, разберёмся, что это такое.

Согласно ст.78 УИК РФ, «в зависимости от поведения и отношения к труду в течение всего периода отбывания наказания осужденным к лишению свободы может быть изменен вид исправительного учреждения». «Перережим» возможен в обе стороны – за хорошее поведение осуждённого могут перевести в учреждение с более мягким режимом. Но это не наш случай.

Наш случай – часть 4 ст. 78 УИК РФ: «осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, могут быть переведены из колонии-поселения, в которую они были направлены по приговору суда, в исправительную колонию общего режима».

Злостный нарушитель режима?

Другими словами, Шавкат Султанов – злостный нарушитель режима содержания, он на плохом счету у администрации колонии. Чтобы стать злостным нарушителем, осуждённому нужно было или совершить много мелких проступков, или один значительный (например, употребить алкоголь или наркотики, принести в колонию телефон или другой запрещённый предмет, и пр.). В общем, наш герой совершил в колонии-поселении нечто плохое.

Давайте заглянем на сайт Калининского районного суда Санкт-Петербурга (в народе называется «калсудом»), и посмотреть, как проходил процесс. Вот как происходило движение материала.

Что не так с побегом Шавката Султанова из КП-8

Как видно из справки, материалы попали к судье Шустовой ещё 10 сентября – более трёх месяцев назад, а первое заседание было назначено на 7 октября. С тех пор суд откладывался пять рад – всё это время Султанов находился в колонии-поселении. Добавим ещё месяц (ведь дело не могло попасть к судье быстрее) – осуждённый нарушил режим отбывания наказания не позже начала августа, а скорее всего – раньше. Что было с ним всё это время? Какие санкции применяла администрация КП-8 к осуждённому узбеку, если он решился удрать из суда, рискуя ещё четырьмя годами свободы?

Вопрос пока риторический, хотя в распоряжении фонда ZNBM.ru и находится целый ряд доказательств нарушений прав осуждённых в этом учреждении – всему своё время.

Читаем дальше:

По данным «Фонтанки», Султанов дал дёру около 15.30 возле здания суда на Бобруйской улице — как раз когда его погрузили в автозак, чтобы отвезти обратно в места лишения свободы. Из карточки Султанова на сайте Калининского районного суда следует, что на Бобруйскую его привезли решать вопрос об изменении вида исправительного учреждения.

Как мы уже говорили (и это видно на видео) – Султанов перемещался сам, то есть не был конвоирован. Значит, не было и никакого автозака. Самое большее – оперативная машина учреждения (обычно какая-нибудь «Нива» или «Ларгус»), либо частный автомобиль сотрудника. Но скорее всего – осуждённого доставили в суд пешком. О том, что начальники отрядов водят своих подопечных на суд пешком, нам рассказал один из охранников Калининского суда.

Судя по всему, в колонии-поселении он вёл себя не слишком хорошо, и из учреждения с самым нетребовательным режимом его планировали перевести туда, где построже. В объединенной пресс-службе судов Петербурга уточнили, что судья удовлетворила ходатайство, и Султанов должен был отправиться в колонию общего режима. 

Скорее всего, Султанов действительно вёл себя «не слишком хорошо», но значительно «шатал режим» – навряд ли. Способен ли 44-летний узбек, промышлявший кражами подержанных планшетов на глупости? Конечно. Но способна на них и администрация колонии.

Нам нередко приходится сталкиваться с «перережимами». Как правило, документы подготовлены колониями наспех, некачественно – в большинстве случаях их нельзя признать соответствующими УПК, а значит постановление о «перережиме» нельзя считать законным. У Султанова было право подать апелляционную жалобу и доказывать свою невиновность – он предпочёл скрыться.

Стоила ли игра свеч?

«Фонтанка» пишет: «В колонию, следует из решения суда, Султанов попал в сентябре 2018 года. Он признал вину в трёх кражах — телефона, планшета и кошелька. Судья приговорил его к четырём годам лишения свободы. Учитывая время в изоляторе, выйти он мог бы в сентябре 2022 года».

Мы изучили открытые данные ГАС «Правосудие» и выяснили – «Фонтанка» заблуждается. Приговор Султанова находится в открытом доступе, и мы без труда узнаём, что судья Невского суда Харитонов (тоже уже известный нам персонаж) осудил узбека 27 сентября 2018 года. При этом в соответствии с ч. 3.1 ст. 72 УК РФ постановил зачесть в срок наказания время его содержания под стражей по данному делу – из расчёта один день содержания под стражей за два дня отбывания наказания в колонии-поселении.

Даты в приговоре зачем-то скрыты, но мы попытаемся их восстановить. Приговор вынесен 27 сентября 2018 года – судя по карточке дела №1/747-2018 на сайте Невского суда, Султанов решение не обжаловал – значит, оно вступило в силу не ранее 06 октября 2018 года (а судя по тому, что дело передано в архив лишь в конце декабря – даже позже). Давайте пока отталкиваться от того, что суд засчитал время содержания в СИЗО до 06 октября 2018 года. Осталось найти дату взятия под стражу.

Продолжаем изучать сайт Невского суда, и находим, что под стражу Султанов Шавкат Алижанович взят 29 августа 2017 года. (Команда ZNBM.ru уже не может ржать над судами, которые при публикации приговоров прячут сведения, которые находятся в свободном доступе на их же сайте).

Итак, по ст.72 УК РФ пересчёту подлежало как минимум время с 29 августа 2017 года до 06 октября 2018 года, т.е. более года. Султанов был приговорён к четырём годам колонии-поселения – отнимаем один год, остаётся три. Срок исчисляется с момента вынесения приговора – значит, выйти на свободу Шавкат Султанов должен был не в 2022 году, как пишет «Фонтанка», а в 2021 – на год раньше.

Казалось бы, какая разница. Но разница есть. Султанов провёл более года в СИЗО-6 («Горелово») – самом жестоком изоляторе Ленинградской области, а потом просидел ещё полтора в КП-8. Напомним, поселение находится в бывшем СИЗО, то есть по сути, Султанов всё это время находился в условиях СИЗО – самых строгих в российской исправительной системе.

Зачем бежать, рискуя свободой, если осталось сидеть совсем немного? Мы регулярно сталкиваемся сразу с несколькими вариантами. Один из них – неуставные отношения с администрацией (например, человеку системно отказывают в свиданиях или телефонных звонках). Возможно, дело не в Шавкате Султанове, а в администрации КП-8?

Пока рано судить – мы постараемся разобраться и уже связались и с Калининским судом, и с региональным УФСИН, и с одним из осуждённых, находящимся непосредственно в учреждении, и даже с главой узбекской диаспоры Санкт-Петербурга. УФСИН, впрочем, пока не ответил (видимо, генерал Максименко в воду глядел).

О чём рассказал Султанов при задержании?

Первым о задержании Султанова сообщил «Петербургский Дневник», со ссылкой на пресс-службу УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области – беглеца обнаружили 12 декабря в Мурино.

Едва узнав о побеге из КП-8, мы предположили, что причины стоит искать в самом учреждении. Источник «Петербургского Дневника» наши предположения подтвердил. По данным газеты, в ходе допроса Султанов пояснил, «что совершил побег из-за нежелания отбывать дальнейшее наказание в колонии-поселении №8, расположенной на территории старых «Крестов» на Арсенальной набережной».

Подумать только – суд постановил перевести осуждённого из колонии-поселения на общий режим, и было бы логичным бежать от более строгих условий содержания. Но нет! Шавкат Султанов предпочёл рискнуть ещё четырьмя годами свободы, чтобы не находиться ещё несколько недель в колонии-поселении – он сбежал из (говоря языком «Фонтанки») «учреждения с самым нетребовательным режимом».

Главные вопросы

Ни одно из изданий, осветивших побег, не задали (как это часто бывает) самых главных вопросов. А мы – зададим.

  1. Как именно Шавкат Султанов нарушал режим содержания – за что его хотели «перережимить» и насколько это было законным?
  2. Почему Калининский суд (судья Шустова) рассматривал материалы об изменении режима содержания так долго, так часто откладывая заседания?
  3. Чего именно пытался избежать Султанов, предпринимая побег и, очевидно, понимая, что всё равно будет схвачен?
  4. Как так получилось, что в «Старых Крестах» всё ещё живут люди? Нам ведь сообщили, что из нечеловеческих условий знаменитого СИЗО всех перевели в Колпино.

Что будет дальше?

Что не так с побегом Шавката Султанова из КП-8

13 декабря тот же Калининский районный суд (судья Рыбальченко) отправил Шавката Султанова в СИЗО. Там он будет ожидать нового суда – на этот раз по поводу побега.

Ответственность за побег из мест лишения свободы предусмотрена частью 1 статьи 313 УК РФ – в виде принудительных работ на срок до четырех лет либо лишение свободы на тот же срок.

Сразу оговоримся, что к принудительным работам Султанова не приговорят – УФСИН Санкт-Петербурга и Ленинградской области много лет пытается доказывать, что возможностей для трудоустройства иностранных граждан у ведомства нет.

Мы будем следить за ситуацией. ZNBM.ru уже связался с представителем узбекской диаспоры Санкт-Петербурга. Мы окажем Шавкату Султанову любую необходимую помощь в защите его прав и законных интересов.